Информационный гид АСБЕСТА


Разделы новостей

Авто [1315]
Бизнес [758]
Громкие имена [202]
Домашний доктор [263]
Жизнь молодежи [770]
Земляки [61]
История города [430]
Культура, творчество [368]
Криминал [1024]
Медицина, здоровье [974]
Мероприятия [1438]
Народный календарь [264]
Наука, образование [592]
Общество [5452]
Официоз [664]
Острый вопрос [32]
Поздравления [2]
Политика [517]
Право [174]
Праздники, памятные даты [404]
Проблемы ЖКХ [1124]
Проиcшествия [1639]
Реклама [9]
Религия [167]
События [73]
Советы врача [0]
Социальные вопросы [709]
Спорт [1285]
Экология [839]
Экономика, производство [1452]








Наш опрос

Об обустройстве зон выгулов для домашних питомцев
Всего ответов: 68

Анекдот


Интернет-компас

Главная » 2018 » Июнь » 18 » Алина Липина: "Мы служили медицине и пациентам"


Алина Липина: "Мы служили медицине и пациентам"
10:56
Здравоохранению Асбеста -120 лет. Из них полвека лечила больных Алина Константиновна Липина, продолжая дело своих родителей - организаторов городского здравоохранения.

Рассказывает АЛИНА ЛИПИНА, врач-терапевт, гастроэнтеролог, заведующий терапевтическим отделением № 2 городской больницы № 1:

Мой выбор

— Да не было никакого выбора. То есть медицина мне казалась единственно возможной профессией для себя. Конечно, это из-за родителей, и в большей степени из-за мамы, Зои Александровны Торшиловой, которая возглавляла городской отдел здравоохранения еще до войны. (Великой Отечественной — авт.). Мама и отец, Константин Иванович Измоденов, окончили Сврдловский медицинский  в 1936 году — это был первый выпуск института. Они приехали в Асбест. Сколько я себя помню — всегда была с мамой. Знала всех врачей, потому что она всех встречала, всех опекала, всех устраивала на работу и добивалась, чтобы сразу дали квартиру. Помню, как-то приехали 20 интернов,  все получили жилье. Правда, в больнице мама не дежурила, но я все равно знала, что буду врачом, именно терапевтом.

Наставники

В институт поступила сразу после школы, хотя конкурс был очень большой. Знала, что буду терапевтом и сразу пошла на лечебный факультет. А Инна Филоненко, моя подруга, училась на педиатрическом, но тоже, как ее мама, Майя Владимировна Май, стала фтизиатром. В 1961-м по распределению вернулась в Асбест, начинала в цеховой службе, дежурила и в стационаре, и на «Скорой». Учила меня всему Евгения Исааковна Бартош, замечательный доктор, удивительно светлый человек, дорогой мой наставник. Много лет спустя мне пришлось ее лечить и проводить в последний путь.

Мне вообще очень повезло, что рядом были такие врачи, как Зинаида Ивановна Козлова, Вера Михайловна Колова, Раиса Михайловна Жарова, училась у них многому, перенимала традиции медицинской школы. Лечебная работа была важнее всего, помощь, сочувствие больным — на первом месте всегда. Дежурств много, но ни одно не пропускала, в больницу — как на праздник. Как, впрочем, и для всего коллектива, достаточно молодого в то время. Мы дружили между собой — Ахтямовы, Купцовы, Вершинины, Бутуновы, помогали друг другу, стремились к одной цели.  И трудности преодолевали, которых возникало немало. Представьте, в то время в больнице отсутствовала реанимация, и тяжелые больные поступали в отделения. Ко мне, например, все отравления, кровотечения, диабетные комы. Спать приходилось полусидя, но на усталость не жаловались, и никому не отказывали в помощи, где бы пациент не был прописан. Это теперь все строго по госпитализации, страховому полису, медико-экономическим стандартам. И мне странно слышать разговоры типа: «нам за это не заплатят, пациент «не наш». «Так может, нам халаты сменить на черные?» — не удержалась как-то от замечания.

А я, чуть что, не считала постыдным лишний раз проконсультироваться, спросить, сталкиваясь с чем-то для меня незнакомым. Любого подниму, если надо. И молодым твержу об этом постоянно: спрашивайте, узнавайте, не стесняйтесь своих сомнений.  Помню, поступил больной, я его уложить не могу для осмотра — не ложится ни в какую. Звоню Ахтямову: что делать? Он сразу:
— Это синдром «ваньки-встаньки». Значит, разрыв селезенки, поднимай ко мне, в травмотологию.

Вот так и учились всему, и на собственном опыте, и на курсах квалификации, которые обязательно каждые пять лет проходишь, и впитывая уроки опытных врачей. В 1972 году в больнице выделили терапевтическое отделение № 3 — гастроэнторологическое  — которым я стала заведовать. 

Это вам не одолжение…

На самом деле, конечно, специализация оказалась не столь узкая — лет пять, до создания своего отделения, прибавлялись неврологические больные, а также с заболеваниями почек и крови. Кроме того, не могу отказывать в помощи людям — вот нет у меня для этого причин. Это был принцип такой у врачей моего и старшего поколения, — лечить, спасать, а не одолжение оказывать. Еще и поэтому места в отделении никогда не пустовали. Всегда старалась своих, медиков то есть, принять, провести курс лечения, и только койка освободилась — звоню, приглашаю. 
Ну, порой безотказность обходилась дорого… Как-то явился постоянный пациент, мест нет в отделении, а он просит: «Я в коридоре, на кушеточке, прокапаюсь, вас отвлекать не буду». Сам себе назначение сделал, лекарство принес, капельницу поставили, лежит. Проходит час, тихонько санитарку зовет:
— Люба, пойди, скажи Алине Константиновне, что мне плохо.

А Люба на него внимания не обращает (такие, конечно, у меня в отделении не задерживались, но ведь все равно попадались, пока поймешь, что человек не на своем месте). Он опять просит, наконец, дошла Люба до меня. Оказалась у пациента аллергическая реакция на лекарство, и тут мы все забегали, пулей несусь в реанимацию… Успели, спасли, и пациенту реаниматолог потом сказал: «Ты жив остался только потому, что Липина быстро бегает!». Вот мне еще один урок — не оставлять пациентов без наблюдения, и бегать не придется. Хотя, если необходимо…

Самое главное, что ты не один. На каждого, кто работает в отделении, можно положиться, как на себя самого. Не то что бы я выбирала специально — просто те, кому трудно, не задерживались, а оставались те, кто, как я сама, бегом бегает, делает все, что необходимо, и даже больше. Вот это очень важно, когда любой сотрудник знает, что он должен, и делает без напоминаний, и делает хорошо, — так и складывается авторитет отделения. Да, меня ценят пациенты (что и есть главная награда врача), но не только потому, что правильный поставила диагноз и назначила правильное лечение, но и потому, что в отделении — не преувеличиваю — эти назначения выполняют лучшие медицинские сестры больницы. Чтобы я кому-то из них дважды повторила что-то — такого не бывало.

Как все доктора городской больницы, я, конечно, преподавала в нашем медицинском училище, брала студентов на практику. Кто-то еще с той студенческой практики «прирос», принял все требования, остался, как я сама, на всю жизнь. Например, Галина Михайловских — лучшей процедурной сестры я не знаю, так ставит уколы, что ни одного синяка у больных за все годы не оставалось, постовые сестры Светлана Курбатова, Нина Смолина, Татьяна Татьянина, старшая сестра Людмила Шутова. Ценю свой коллектив и благодарна за служение медицине и пациентам. Даже все вместе мы золотые горы не заработали, но зато признательность тех, кому возвращали здоровье, была и остается.

Ирина Атанасова, из книги "Здравствуйте, доктор!", 2014 год
 
Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: Земляки | Просмотров: 443 | Добавил: Atanasova | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
avatar
Отправьте свою новость 

Поделись с другом

Новости от ASBEST-GRIN




Календарь новостей

«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Форма входа

Логин:
Пароль:













Мы в соцсетях





Статистика

Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Вы можете отправить свою ссылку на интересную информацию о г. Асбест.   
Если Вы обнаружили орфографическую ошибку выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Любое использование информации допускается только при активной ссылке на сайт http://asbest-gid.ru