Информационный гид АСБЕСТА

ФОТОИСТОРИЯ ГОРОДА

Разделы новостей

Авто [1529]
Бизнес [909]
Громкие имена [205]
Домашний доктор [202]
Жизнь молодежи [1241]
Земляки [434]
История города [623]
Культура, творчество [645]
Криминал [1447]
Медицина, здоровье [1875]
Мероприятия [1811]
Народный календарь [201]
Наука, образование [862]
Общество [11052]
Официоз [891]
Острый вопрос [145]
Поздравления [5]
Политика [663]
Право [393]
Праздники, памятные даты [684]
Проблемы ЖКХ [1408]
Проиcшествия [1906]
Реклама [19]
Религия [199]
События [141]
Советы врача [0]
Социальные вопросы [969]
Спорт [1804]
Экология [991]
Экономика, производство [1803]


Ищу знакомства

Я

Ищу

от до лет

знакомства

Наш опрос

О качестве работы почтовых отделений
Всего ответов: 134

Анекдот


Интернет-компас

Главная » 2022 » Январь » 13 » Асбест. Жизнь и судьба. Страницы воспоминаний

Асбест. Жизнь и судьба. Страницы воспоминаний
13:00
Предлагаем вниманию читателей книгу известного краеведа Л.Ф. Амосовой о зарождении Асбеста и судьбе первой учительницы города - Фаины Игнатьевны Аввакумовой.

Страницы воспоминаний

Примером бережного отношения к своей истории может слу­жить жизнь Николая Федоровича Рубцова, друга юности Николая Аввакумова. Он прожил большую интересную жизнь: работал конструктором проектного бюро «Ураласбест», выполнил более ста проектных работ. В 1951 году Николай Федорович был на­гражден Государственной премией. Но это лишь одна сторона жизни Н.Ф. Рубцова. Асбестовцы знали его как неутомимого об­щественника, книголюба, краеведа, одного из авторов книги «Го­род горного льна». Николай Федорович помогал нам в создании музея Аввакумова, которого хорошо знал, общался с ним, пере­писывался с его женой и сыновьями. Будучи почетным членом совета музея, Николай Федорович часто встречался с ребятами. Это был интеллигентный, эрудированный человек. Он награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалью за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны.

Из воспоминаний Н.Ф. Рубцова (1905-1983 гг.):
«Весной двадцать шестого года я приехал на Асбестовые приис­ки. Поселок на момент моего приезда выглядел неприглядно: кругом серая пыль в сухую погоду, а в ненастье — грязь непролаз­ная. Каждый поселок состоял, как правило, из бывшего барского дома, небольших одноэтажных домов для служащих и квалифи­цированных рабочих и нескольких казарм. Улиц не было. Единст­венная улица на Октябрьском участке называлась «Карловка». Мощеных дорог не было, не было и тротуаров. Первые дощатые тротуары начали появляться в 1927 году, первая мощеная дорога на Карловке появилась в 1928 году.

Семья Аввакумовых жила на Ильинском участке (бывший Воз­несенский прииск) в маленьком домике во дворе школы Горпромуча. Домик был ветхий, и вскоре они перебрались в другой, по­больше, расположенный через дорогу от дома А.Е. Абаскалова. Семья Аввакумовых была на редкость культурной, обаятельной и очень дружной. Главой ее и кормилицей являлась Фаина Игна­тьевна, учительница начальных классов. Муж ее к этому времени уже давно умер. Кроме трех братьев и сестры Гали, в доме был еще один ребенок — Сережа. Он страдал тяжелым недугом и не вставал с постели. В семье его все любили, заботились о нем и горько плакали, когда он умер в 1929 году. Коля отличался исклю­чительной приветливостью и бескорыстием. Летом, когда он при­езжал на каникулы из Перми, я часто бывал у них дома. Фаина Игнатьевна в палисаднике выращивала цветы, их было очень много и в доме. Мы часто бродили с Николаем и его другом Ва­ней Кейлем, студентом Харьковского архитектурного техникума по окрестным рудникам. Оба они были художниками и совер­шенно очаровывали меня своими познаниями в живописи. От них первых я узнал о Рафаэле, Рембранте, узнал о том, что такое реалистическое искусство. Как-то летом Коля, я и его брат Павел ушли километров за семь от поселка. Целый день они рисовали лес, отвалы, избушку сторожа. Другой такой же день мы провели на берегу Рефта. Много купались и рисовали. Я, конечно, был только натурщиком.

С первого января 1929 года я стал работать чертежником Иль­инского рудоуправления, часто выполнял конструкторские рабо­ты. Вскоре у меня появились ученики Вениамин Соснин и Галина Аввакумова с подругой Лидией Бакуевой, ставшей через некото­рое время моей женой. Сам я учился у конструктора Владимира Ивановича Кейля и главного инженера рудоуправления Эдвина Эриковича Сведберга».

Из воспоминаний Лоскутова Евгения Георгиевича: «Родился в Асбесте. Несколько лет, с 1922 по 1926 год воспитывался в Асбестовском детском доме. Нам тогда было трудно, жили бедно, го­лодно. Я был в числе первых пионеров, только что созданного в 1922 году отряда при детском доме. Нам, 10-12 летним мальчиш­кам и девчонкам приходилось плести лапти для рабочих-горняков Асбестовых рудников, в детском доме работала переплетная мастерская, здесь нас учили переплетать книги, а все заработан­ное нами шло прибавкой к стопу. Участвовали в субботниках, ак­тивно работали в кружках Осоавиахима, в «Синей блузе», пели, ставили инсценировки, спектакли, бичевали лодырей, прогуль­щиков, выступали на предприятиях, выезжали в лес к рабочим на лесозаготовки. Комсомольцы Паша Головин, Костя Кобелев, Кос­тя Тарасевич, Митя Тенигин, Аня Прокушева много времени уде­ляли нам пионерам, были вожатыми. Большое влияние на нас оказывали А.Д. Ильин, Н.И. Зеленое, заведующая детским домом и наш учитель Ф.И. Аввакумова. Сейчас многие бывшие пионеры тех годов стали взрослыми, занимают большие служебные посты, прошагали по дорогам Финской и Великой Отечественной вой­ны, многие живы, а многие пали смертью храбрых на полях сра­жений, многие носят партийные билеты в течение 45 лет. Но пи­онерами они остались и радуются вместе с вами, празднуя 50-ле­тие Ленинской пионерской организации. Вы продолжатели на­ших дел. Я очень благодарен за приглашение приехать к вам 18 мая, но видимо не смогу, врачи не разрешают, в первых числах июня я непременно буду у вас. Благодарю за ваше внимание ко мне, за ваши поздравления, это высокая для меня честь. Бывший пионер Асбеста, патриот своего города — города горного льна. Лоскутов, Одесса, 1972 год».

Вспоминает Галина Александровна Степанова-Ярцева. Роди­лась в 1919 году в Асбесте, выпускница средней школы № 1 име­ни М. Горького, бывшая учительница, ветеран Великой Отечест­венной войны, краевед:

«Чем больше проходит времени, тем чаще память возвращает меня в далекие двадцатые-тридцатые годы. Вспоминается школа, расположенная в старом барском доме с белыми колоннами, красивой верандой, выходящей в лесопарк. Вспоминаются и од­ноклассники: Женя Лоскутов, Ваня Прокин, Федя Ростовщиков, Ваня Яковлев. У каждого из них своя судьба. Женя Лоскутов, ма­ленький, плотненький, острый на язык парень. Ох, и доставалось же мне от него, соседа по парте. На уроках он затыкал мою чер­нильницу-непроливайку бумагой, на переменах то и дело дергал за косы. Как-то обиженная им, стояла я у лестницы, ведущей на второй этаж, и шмыгала носом. И вдруг почувствовала на своем плече теплую ладонь: «Э, да мы никак плачем? Кто же это обидел девочку?». Я подняла заплаканное лицо и вижу: полная седая женщина с очень добрым лицом. Я выскользнула из-под ее руки и убежала. А потом узнала, что это была Фаина Игнатьевна Авва­кумова, директор школы, мать нашего известного земляка, ху­дожника Николая Аввакумова».

Таисия Ивановна Старицына-Федорова, коммунистка с 1932 го­да: «Мы не были сиротами, считали себя детьми народа. Да так оно и было. Заботились о нас все. Сидим мы на крыльце магази­на центрального рабочего кооператива с подружкой. Сами бо­сые, при себе узелок с хлебом и пшеном. Ни денег, ни докумен­тов, сбежали от обоза, который увозил нас всех ребятишек дет­ского дома с Асбестовых рудников под Свердловск. Мы не захо­тели ехать. Сбежали, решили жить самостоятельно. Сидим, горю­ем, куда идти, с чего начинать? Пошли в поселковый Совет, рас­сказали все Паше Головину, попросили совета. Он позвонил Ф.И. Аввакумовой. Она предложила пожить у нее на квартире. Пришел на помощь и заведующий школой ФЗО И.Г. Мартынов. Мы почувствовали, как по-доброму приняли нас здесь, по-мате­рински окружили вниманием, по-отцовски напутствовали, как вести себя, как жить дальше. Обули, одели, дали денег по 5 руб­лей на первое время, выдали справки, удостоверяющие наши личности. Дали нам угол в общежитии. Здесь я прожила три года, была пионервожатой, занималась с октябрятами в школе у Фаи­ны Игнатьевны. Многому она меня обучила, часто приглашала к себе домой, отмечали мои дни рождения. Я у нее брала книги чи­тать, помогала проводить утренники с октябрятами. Сколько пе­сен разучили вместе с ее дочкой Галей с малышами. Ее сыновья помогали выпускать газеты, рисовали, оформляли праздники. Встреча в вашем музее, который носит имя Николая Аввакумова, вернула меня в годы моей юности. Здесь я через 50 лет вновь встретилась с друзьями юности, с Галей Аввакумовой, которая приехала на юбилей своего брата по приглашению музея. Низ­кий вам поклон за память. Комсомолка 20-х годов Т.И. Федоро­ва. 1978 год».

18 мая 2004 года в городском историко-краеведческом музее собрались краеведы города, чтобы отдать дань памяти первой учительнице города Фаине Игнатьевне Аввакумовой. В зале вос­создана обстановка дома конца девятнадцатого века: рояль, эта­жерка с семейными альбомами и старинными книгами, стол, чернильный прибор, музыкальные инструменты, венские стулья, диван, граммофон...

Научный сотрудник краеведческого музея Марина Владими­ровна Ширяева, воспитанница музея Н.М. Аввакумова, объявляя начало вечера, предоставляет слово народному театральному коллективу «Лицей», благодаря которому гости погружаются в ат­мосферу дореволюционного периода на Кудельке.

...Шел 1905 год. Молодые супруги после венчания приехали на Асбестовые рудники. Здесь силами местной интеллигенции со­здан драматический кружок имени Ф. Волкова, который недавно, к приезду французского барона, владельца приисков, подгото­вил спектакль «Женитьба» по одноименному произведению Го­голя. Аввакумовы приглашены на спектакль. Так началась для них жизнь в этом медвежьем углу.

Студенты музыкального училища исполняют любимые произ­ведения Ф.И. Аввакумовой. Звучит рояль, композитор Л.Н. Табач­ник исполняет произведение Алябьева «Соловей», Светлана Ярославовна Исакова читает рассказ «Неожиданный гость», посвя­щенный Ф.И. Аввакумовой. На вечере выступают ученики Фаины Игнатьевны, выпускницы военных лет: Г.И. Храмцова и В. М. Ре­шетникова.

Галина Ивановна рассказала: «Я прожила довольно длинную жизнь. Работала заведующей детским садом, много лет уже на пенсии, а свою учительницу, Фаину Игнатьевну, помню до сих пор. Она по-прежнему присутствует в моей судьбе, в моей памя­ти — такая же, какой мы видели ее в школе: аккуратная, с гладко зачесанными седыми волосами, добрая и строгая. В те годы мы не знали, что у Фаины Игнатьевны, нашей любимой, всеми в го­роде уважаемой учительницы, была такая трудная жизнь, такая судьба. Я училась у Фаины Игнатьевны в 1936-38 годы. Это был талантливый, умный, интеллигентный человек. Она вела у нас уроки русского языка и литературы, учила читать, любить книги, задумываться над прочитанным. Книги читали вслух в классе и дома. Работы по русскому языку выполняли аккуратно, Фаина Игнатьевна тщательно проверяла, поправляла каждую букву, вы­писывала на поля, или в конце работы. «Старайся сразу писать аккуратно, чтобы не переписывать!» — говорила она на уроке. Следила за осанкой, ходила по классу и смотрела наши работы.

На переменах была с нами в классе, если не проверяла тетради, тo беседовала о прочитанной книге, читала нам газеты, разгова­ривала с ребятами. Книги читали запоем. Дома забирались на полати, чтобы не мешать уставшим после работы родителям и читали. За ночь прочитывали книгу, уносили одну, приносили дру­гую. Я всю жизнь люблю читать, и эту любовь к книге привила мне моя учительница Фаина Игнатьевна Аввакумова».

В.М. Решетникова, ветеран педагогического труда города вспо­минала: «Я училась у Фаины Игнатьевны в годы Великой Отече­ственной войны. В самом начале, когда стали поступать эвакуи­рованные в Асбест, нашу школу имени Горького отдали под гос­питаль, мы в один день перенесли на себе все пособия в дом № 26 по улице Садовой, это была неполная средняя школа № 6, директор Устюгова Р.А. Фаина Игнатьевна к ребятам относилась хорошо, никогда не повышала голоса. Она заложила в нас лю­бовь к учительскому труду. Была и останется навсегда эталоном народного учителя».

Дайкер-Зуева Клавдия Афанасьевна родилась в мае 1926 года, в деревне Мельничная Сухоложского района, в крестьянской се­мье. В 1933 году семья переехала в Асбест, которому только что присвоили статус города: «В 1934 году я пошла в первый класс. Школа находилась в парке, она была деревянная. Через два года меня родители перевели в новую школу имени М. Горького, в этой школе я проучилась до 1944 года, а десятый класс закончила в вечерней школе. Когда началась война, многие ребята из клас­са ушли в ФЗО или устроились работать на военные заводы, сре­ди них Володя Ершов, Валя Брусницына, Моря Чупина, Лида По­номарева. Всем классом мы вместе с учительницей ходили по до­мам собирать посуду, постельное белье для госпиталя. После уроков шли в госпиталь стирать бинты. В школе ввели уроки по военному делу, мы изучали оружие, посещали занятия по ПВХО, ГТО. На окнах делали затемнения, часто нам запрещали включать свет. Дежурили в госпитале, помогали медсестрам носить ране­ных на носилках в ванную.

В восьмой класс пошли учиться человек двадцать. Ежегодно ез­дили в совхоз на уборочную. В 1945 году я закончила бухгалтер­ские курсы при лесотехническом институте, работала бухгалте­ром в комбинате «Ураласбест». Вырастила двоих детей, двоих внуков и внучку.

Первое время после приезда в Асбест мы жили в доме № 9 по Улице Дзержинского на квартире у родителей Нины Матвеевны

Ситниковой-Голомолзиной. Наша учительница Фаина Игнатьев­ны Аввакумова жила в этом же доме. В тридцать девятом году, когда Фаину Игнатьевну наградили медалью, были съемки филь­ма. Ребята пришли нарядные. Помню, как смотрели фильм «Де­вушка с характером» во Дворце культуры. В школе была линейка, много цветов. Все поздравляли Фаину Игнатьевну. С благодарно­стью вспоминаю своих учителей Софью Васильевну Ковалев­скую, ее уроки литературы в старших классах. Миру Абрамовну Низель, преподавателя истории, уроки немецкого языка Тамары Васильевны Радзивинович».

Вспоминает директор школы № 14 Любовь Яковлевна Фадеева-Руднова, которая в 1941 году училась в 5 классе средней шко­лы № 1 имени М. Горького у Фаины Игнатьевны Аввакумовой: «Шел ноябрь грозного 1941 года. В кромешный ад окунулась страна. А мы были малыми детьми, не по возрасту серьезными и смышлеными, — начала рассказ Любовь Яковлевна, с которой я повстречалась накануне Дня пионерии в ее рабочем кабинете. В день 24-й годовщины Октября меня приняли в пионеры. Какой праздник устроила нам наша учительница Фаина Игнатьевна и вожатая Геня Кочнева!». Распахнув пальто, чтобы все видели ее алый сатиновый галстук, Любаша торопилась домой. Маленькая девочка с гордо поднятой головой, бежала по улицам родного города, и ей казалось, что все вокруг радуются, глядя на нее. На пороге ждал отец — инвалид финской войны. Тут и состоялся их серьезный разговор:

«Дочка, сегодня ты стала пионеркой. Навеки запомни клятву свою. И делом помогай бить фашистов!».

И Люба старалась изо всех сил... «Учиться по-боевому» — под таким девизом жили пионеры сороковых. И Люба Руднова, одна из сильнейших учениц класса, бойко отвечала на уроках русского языка и литературы любимой учительнице Фаине Игнатьевне, видела одобрительную улыбку на ее лице. Времени на подготов­ку домашнего задания совсем не хватало. Кое-как выкраивала минуты для занятий между посещением госпиталя, семей фрон­товиков, которых отряд окружил своим вниманием. В таком по­ложении были многие ребята асбестовских школ. То время было трудным для каждого. Не всегда сытые, плохо одетые, в пальтиш­ках с чужого плеча, неугомонные непоседы, мальчишки и девчон­ки не сидели без дела. Их школу переоборудовали под госпиталь, и они взяли шефство над ранеными. Вместе с Фаиной Игнатьев­ной, а потом и одни, ребята часами дежурили в палатах: то пить поднесут, то почитают свежие газеты, то письмо напишут. Само
присутствие ребятишек отогревало зачерствевшие на фронте солдатские сердца.

А какие концерты устраивали пионеры для раненых! Все пора­жались, когда же ребята успевают готовить новые программы. Частушки на злобу дня, инсценировки, в которых зло высмеива­лись фашисты, — все это раненые встречали аплодисментами. Как-то раз в один из таких концертов Любаша дирижировала от­рядным хором. Фаина Игнатьевна сидела среди раненых и вол­новалась за нее. Выступили как всегда успешно. Один из ране­ных, с которым разговаривала учительница, подошел к Любе и подарил ей белый красивый воротничок, каким-то чудом оказав­шийся в солдатском вещмешке: «Берег для своей дочери, — ска­зал он, протягивая подарок Любе, обнял и поцеловал юную арти­стку, — Носи, дочка, ты заслужила».

Непосильно тяжелая работа легла на хрупкие детские плечи. Бывало, еще и снег не сошел в лесу, а пионеры бегут собирать бе­резовые почки. Весной каждый ученик получал свой участок це­лины, который должен был сам вскопать, посадить и убрать кар­тофель, заготовить с осени клубни. В классе во время уроков тру­да или на пионерских сборах все садились кружком и вышивали кисеты, вязали носки, варежки. «Для бойцов на фронте нужны теплые вещи, порой спать не ложилась, пока не довяжу носок, или не дошью кисет. Хотелось все сделать красиво, чтобы солда­ту доставить радость, — вспоминала Любовь Яковлевна. Делали не пару-две, а десятки, сотни. После выхода в свет книги Гайдара «Тимур и его команда» в городе особенно широко развернулось тимуровское движение. Зачинщицей стала сестра Любы Маша Руднова, она тоже училась в средней школе № 1 имени М. Горь­кого. Ее отряд прославился на всю область, он был награжден Грамотой обкома комсомола. Чем могли пионеры помогали многодетным семьям фронтовиков, собирали подарки в по­мощь Сталинграду, не оставляли без внимания солдатских вдов и матерей, чьи сыновья погибли на войне. В клубе пионеров про­водили с ними встречи. Стояли в почетном карауле у фотогра­фий погибших. Оформляли уголки памяти, выпускали в подъез­дах газеты с рассказами о героях. Во сто крат труднее пришлось бы вдовам без помощи и сыновней заботы этой красногалстуч­ной гвардии. Все до последнего пионеры старались отдать для приближения Дня Победы. А по вечерам, когда Фаина Игнатьев­на была свободна от депутатских дел, ребята собирались дома у нее или у Натальи Прокопьевны, и в тесном ребячьем кругу кля­нись всю свою жизнь ненавидеть врагов, любить Родину и свой город. Была среди них и Люба.

Сенцова-Боярских Антонина Александровна, родилась 25 сен­тября 1926 года. С первого класса училась в средней школе № 1( где в пятом и шестом классе русский язык и литературу вела Ф.И. Аввакумова. Школу закончила в 1944 году. Работала воспи­тателем детского сада № 22 от Управления строительства. В 1951 году экстерном окончила дошкольное педагогическое училище. Тридцать пять лет работала заведующей детским комбинатом № 19 (ЮРУ). Вырастила четверых детей. После смерти дочери растила внучку, которая заканчивает УПИ в Екатеринбурге.

В ноябре 1943 года Александр Кондратьевич Демин приехал в родной Асбест в отпуск из Омска, где работал после ранения на военно-авиационном заводе. На улице Уральской повстречал Фаину Игнатьевну Аввакумову, которая шла неспеша, о чем-то задумавшись. «Я поздоровался, — рассказывал мне Александр Кондратьевич, — она посмотрела внимательно на человека в во­енной форме, приветливо наклонила голову и прошла мимо, но тут же остановилась и спросила:

«Извините, молодой человек, вы не мой ученик?».

«Да, Фаина Игнатьевна, помните, Демин Саша.».

«Рассказывайте. Чем занимаетесь? Как ваши родители? Как ва­ша матушка, здорова?».

«Работает. А как у вас здоровье, Фаина Игнатьевна? Вы работа­ете, все еще?».

«Уже не работаю. Уволилась. Собралась к дочери в Нижний Та­гил. Трудно расставаться с родными местами. Решила пройтись, проститься». Несколько минут они шли молча. Остановились у недостроенного Дома Советов, здесь работал завод. Фаина Игна­тьевна тяжело вздохнула. Наступила пауза, чтобы отвлечь ее от грустных мыслей, Александр Кондратьевич спросил: «А как Ната­лья Прокопьевна поживает? Она все еще работает? — и, не дожи­даясь ответа, продолжил — Я часто вспоминаю, как мы с ней хо­дили на экскурсии на борт карьера, я тогда учился у нее в первом классе, наблюдали, а потом рисовали, рассказывали об увиден­ном на уроках».

«Особенно я любил перемены. Девочки вставали в круг, а мы мальчишки дежурили, следили за порядком. Каждый хотел встать в круг рядом с учителем, подержаться за его теплую руку. Всегда пели песни. Фаина Игнатьевна выходила на перемене в коридор, следила, как дети отдыхают. Если кто-то стоял в стороне, подходи­ла и спрашивала: «Тебе не скучно одному?». Ребята не толкались, не обижали друг друга. Часто проводили соревновательные игры, они приносили нам радость. По дороге домой, мы взахлеб обсуждали исход игры с ребятами. Нас учили быть честными.

В классе Фаины Игнатьевны всегда была расческа, мыло, по ут­рам приходя в класс, ребята мыли руки, на переменах причесы­вались. Она приучила нас к культуре. На уроках каждые 20 минут давала возможность подвигаться: мы вставали, приседали, под­нимали руки вверх, разминали пальчики, приговаривая какие-то стишки-смешинки. Всем было радостно, никто не шалил после та­ких разминок. Часто она ходила между рядами, поглаживала нас по головам, смотрела в тетрадь и хвалила школьников за акку­ратную работу. Показывала наши тетради в других классах. Это подтягивало нас. Мы старались не подводить ее доверия. На уро­ке после серьезной работы, Фаина Игнатьевна объявляла: «От­дых!» и все знали, что можно расслабиться. Складывали ручки на парту в специальное гнездышко, убирали непроливайку в парту, чтобы не испачкать тетрадь и книгу, вставали, подходили к столу учителя. Все это делали спокойно, не мешая друг другу, этому мы учились с первого дня в школе. Девочки доставали из коробок свои тряпочки с рукоделием, даже многие мальчишки вышивали, примеряли куклам наряды, другие рисовали, играли, и обяза­тельно кто-нибудь читал вслух интересную книгу. Фаина Игнать­евна сидела рядом и наблюдала за всеми, иногда что-то писала, но все равно все мы были у нее в поле зрения. Она всех нас хо­рошо знала. Она всегда была с нами: приходила за час до заня­тий и уходила к вечеру. Если кто-то не понял материал, занима­лась до полной победы. Все учились с желанием, любили школу. Сейчас, когда прошло столько лет, почти семьдесят, я понимаю, что нас в школе любили учителя, и мы им отвечали тем же». На­ша встреча с Александром Кондратьевичем Деминым состоялась в 2004 году накануне дня рождения Фаины Игнатьевны Авваку­мовой в музее ее сына.

Продолжение следует.
Л. Амосова. Асбест. Жизнь и судьба. 2005 г.
 


Руководители школьных музеев, активисты городского клуба краеведов
(слева на право) сидят Г.А. Степанова, А.А. Розен (школа №22),
Е.И. Матушкина (школа №5), Г.Е. Агафонова (школа №22),
В.И. Штрайх (школа №12), Л.В. Жиганова (школа №2),
второй ряд стоит с права Н.Е. Протопопова (средняя школа №1 имени Горького),
Л.К. Крупская (школа №22)
Фото из открытых источников
Обнаружили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Дополнительно по теме
Категория: История города | Просмотров: 250 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0 |

Всего комментариев: 0
avatar
Отправьте свою новость 

Поделись с другом


Загрузка...

Календарь новостей

«  Январь 2022  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Форма входа

Логин:
Пароль:







Мы в соцсетях





Как нас обслуживают


Свежие объявления


Статистика

Яндекс.Метрика Индекс цитирования

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Вы можете отправить свою ссылку на интересную информацию о г. Асбест.
Если Вы обнаружили орфографическую ошибку выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Все рекламируемые услуги и товары подлежат обязательной сертификации и лицензированию.
Любое использование информации допускается только при активной ссылке на сайт http://asbest-gid.ru